Город Омск. Театр актера, куклы, маски «Арлекин»

 (700x560, 119Kb)

У нашего театра богатая, как принято говорить, и длинная история. Освещать все этапы становления и развития театра достаточно большой и сложный труд. Тем более, что многое сейчас, с позиции сегодняшнего дня, может быть воспринято предвзято и освещено неточно, а проще говоря, пусть этим занимаются другие. Моя задача иная — я хочу рассказать (поделиться с желающими услышать и надеюсь на ответ) о том, что сегодня волнует театр, как творческую единицу, и чем мы руководствуемся, решая сегодня те или иные творческие проблемы жизни омского театра. Если говорить очень коротко, мы занимаемся ТЕАТРОМ РАССКАЗЧИКА. Это просто: актер рассказывает о чем бы то ни было с помощью куклы. Вот и все!

Художник делает это с помощью красок, скульптор — по-своему, композитор — с помощью нот, писатель — создавая мир через звуки, сплетая их в слова... Почему бы не попытаться сделать это же самое с помощью того, через что происходит освоение и познание мира у самых маленьких? Через предмет, которым мы играем. Если принять это за руководство к действию все становится на свои места: КУКЛА начинает быть моим инструментом. Не я, а она подчиняется мне и даже, когда я работаю с ней на ширме — она мой инструмент. Это я — Актер, или тот актер, которого я играю «спрятался» по какой-то причине, необходимой ему для рассказа.

Маленький, вроде бы очевидный и известный всем нюанс о «выразительном средстве в театре кукол» приводит всю систему в нормальное отношение: Актер играет Человека, которому для рассказа необходима та или иная кукла, предмет, маска. Человека, а не ежика, зайчика, лягушонка, пенек, деревце и так далее, должен играть актер! Да, этот человек своеобразен — он рассказывает о мире через куклу, а мы рассказываем об этом человеке, мы рассказываем о таких же, как мы кукольниках.

то направление творческого поиска кажется нам самым перспективным. У этого направления, как ни странно, есть история, она не всегда фиксируема, но взгляните на историю театра кукол с позиции истории человека, рассказывающего через куклу и Вы поймете о чем я говорю. Тогда мы, может быть, поймем, почему вдруг тот или иной театр возрождается, поднимается и его работы хотелось бы посмотреть многим кукольникам. Это станет очевидным: там появился такой человек, Человек, рассказывающий с помощью кукол. И очень часто, с уходом его, театр теряется, растворяется.

Наша история — это не история драматургии, теории о театре, эта история людей. Были ли это художники-экспериментаторы, были ли это семейные пары и художников и актеров. Это были люди. Вот мы и предлагаем играть людей.

Работая над спектаклем «Сказ про Коша Бессмертного, Красу ненаглядную да Ваньку-царевича, или Сказка прол Ваню», мы пытались представить, а как люди, рассказывающие сказки, могли бы захотеть помочь себе в рассказе куклами, как бы они к ним относились, как бы с ними работали — мы играли людей.

Теремок" нашего театра стал именно таким «Теремком» только из-за того, что мы играли людей, решивших рассказать через этот материал о времени, о своей молодости с помощью кукол.

В спектакле «Романтики», по пьесе Эдмона Ростана, нам показалось интересным представить себе, как артисты театра Дель-Арте могли бы заиграть в куклы. Какими бы они были эти куклы...

Итак в каждом спектакле. Отыскивая какой? Почему? Какими куклами? — Мы открываем свой театр. ТЕАТР РАССКАЗЧИКА. Театр, имеющий возможную историю, — историю Человека, играющего в куклы.

Источник: http://www.ic.omskreg.ru/~arlekin/theater/about.htm
Фото с сайта: http://www.ic.omskreg.ru/~arlekin/theater/photo5.htm

Запись опубликована в рубрике Uncategorized. Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.